01 апреля 2005
1518

Сергей Фомин: Россия, Украина, СНГ: сосуществование или интеграция?

Почему победили "оранжевые"?

Подобно тому как победили в свое время "бархатные революции" в бывших соцстранах Восточной Европы, "революции" в Югославии и Грузии, на Украине по тому же сценарию победила "оранжевая революция". В чем причины этой победы? Одна из главных - это, конечно же, политическая, моральная и, как свидетельствуют многочисленные публикации в прессе, в том числе и в иностранной, щедрая финансовая поддержка Запада. Второй тур президентских выборов, в котором победил В.Янукович, США и другие западные страны не признали легитимным. Они единодушно поддержали требование команды В.Ющенко провести переголосование по причине якобы многочисленных фальсификаций в пользу В.Януковича на Востоке Украины. В то же время, когда В.Янукович потребовал признать недействительными результаты третьего тура, приведя в обоснование своей позиции многочисленные факты фальсификации в западных областях Украины, США, Евросоюз, ОБСЕ и ее наблюдатели на это никак не прореагировали. Более того, третий тур был признан отвечающим всем демократическим стандартам.

Безусловно, двойные стандарты Запада в оценке выборов на Украине, однозначная поддержка США и Евросоюза, оказанная лидеру "оранжевой революции", повлияли и на позицию украинской политической элиты, в частности, на принятие таких решений в парламенте и Верховном суде, которые привели к аннулированию результатов второго тура, изменению закона о выборах уже в ходе самого избирательного процесса, к отклонению жалоб команды В.Януковича в связи с многочисленными фальсификациями на избирательных участках в пользу оранжевого кандидата.

О весьма высоком уровне расходов на проведение "оранжевой революции" свидетельствуют такие факты, как перемещение на автобусах и поездах сотен тысяч людей из западных областей Украины в Киев, оборудование палаточных лагерей в центре столицы и у зданий главных правительственных учреждений, оснащение этих лагерей средствами связи, полевыми кухнями и многочисленными биотуалетами, установка сцены с двумя огромными видеоэкранами для проведения митингов, бесплатное питание для манифестантов, обеспечение средствами спутниковой связи и камуфляжной формой членов их мобильных отрядов и, как свидетельствуют откровения некоторых демонстрантов, выдача денежных выплат, по крайней мере наиболее активным, "профессиональным революционерам".

Не видя положительного ответа со стороны Евросоюза на попытки Украины обрести хотя бы ассоциированное членство в этой организации (не говоря уже о полноправном членстве), Кучма в последние годы своего президентства стал выстраивать более тесные экономические отношения с Россией. Это можно объяснить жизненной необходимостью в таких связях для Украины, но с другой стороны - и определенной игрой на противоречиях между Западом и Россией. Когда Запад теряет интерес к Украине, украинские руководители в соответствии со своей "многовекторной внешней политикой" делают определенные реверансы в сторону России, имеющие целью "напугать" США или Евросоюз возможным развитием глубокой российско-украинской интеграции, которая так не по нутру западным странам. Одной из целей участия Украины в переговорах по созданию Единого экономического пространства России, Украины, Белоруссии и Казахстана (ЕЭП) было не только желание создать с этими странами зону свободной торговли (в которой Украина кровно заинтересована), но и намек Евросоюзу: мол, если вы Украину в ЕС не принимаете, то мы пойдем на союз с Россией - вам же хуже будет. Поэтому давайте предпринимайте меры по ускорению процесса евроинтеграции Украины. Впрочем, это все на уровне предположений.

Реальность, однако, состоит в том, что Запад испугался усиления российско-украинских торгово-экономических связей, которые стали особо интенсивными в годы премьерства Януковича. Именно этим, по-видимому, объясняется отрицательное отношение Запада к Януковичу и поддержка Ющенко, чья гораздо более прозападная ориентация самоочевидна. Западные страны не заинтересованы в развитии российско-украинских интеграционных процессов и делают и будут продолжать делать все возможное, чтобы их сорвать или хотя бы затормозить.

Показательным в этой связи является крайне негативное восприятие в западных странах идеи создания ЕЭП, появление в этой связи злобно-саркастических комментариев в западной и прозападной прессе, в том числе и в русскоязычной "демократической" московской прессе, а также на ряде телеканалов. Российско-украинская интеграция неизбежно приведет к восстановлению экономической мощи и Украины, и России, и других стран - членов ЕЭП, а это противоречит стратегическим целям и Европейского союза, и США на постсоветском пространстве. Среди этих целей - желание задержать экономическое, научно-техническое и военно-промышленное возрождение России, Украины и других стран СНГ, сохранить их в качестве огромного рынка для западных промышленных товаров и поставщиков сырья и полуфабрикатов для Запада. Особенно Запад страшится возможности российско-украинского сотрудничества в области развития военно-промышленного комплекса и обороны.

Таковы внешние факторы победы "оранжистов". Однако было бы неправильным полагать, что лишь они определили победу "оранжевых". Ведь как за Януковича, так и за Ющенко проголосовали миллионы людей, причем голоса разделились фактически в равном соотношении. Кто голосовал за Ющенко? Это прежде всего жители западных и центральных регионов Украины, где сильны позиции украинских националистических организаций. Именно с победой Ющенко украинские националисты связывают свои надежды на построение на Украине этнократического государства, в котором восторжествует национальная идея в духе Бандеры и еще более интенсивно будет продолжена практика вытеснения русского языка из политической, социальной и образовательной сферы. Любой союз с Россией, даже чисто экономический, вызывает у этих людей тотальное неприятие.

Победе Ющенко способствовали некоторые субъективные факторы, связанные с личностью его оппонента, в частности, тот факт, что в молодости Янукович был дважды судим. Этот факт из биографии Януковича, искусственно раздуваемый в "оранжевой" прессе, безусловно, отпугнул от него какую-то часть электората. Кроме того, немало людей (в том числе и русскоязычных) голосовало за Ющенко по той причине, что в Януковиче они видели преемника режима Кучмы, некое воспроизводство "старой власти", социально-экономическая политика которой привела к обнищанию большей части населения Украины, породила глубокое социальное неравенство, обусловила грабительский характер приватизации и расцвет коррупции в государственном аппарате. Эти люди, голосуя за Ющенко, как бы забыли, что лидеры "оранжевых" сами в недалеком прошлом были частью этой "старой власти", занимая посты премьер-министров, вице-премьеров, министров иностранных дел, руководителей Национального банка и других республиканских ведомств, активно сотрудничали с президентом Кучмой в проведении буржуазно-либеральных реформ, в разработке внешней и внутренней политики Украины и, таким образом, также несут свою долю ответственности за все вышеперечисленные грехи. Тот факт, что бывшие высокопоставленные чиновники режима Кучмы стали изображать из себя "непримиримую оппозицию бандитскому режиму", совершенно закономерен. Удаленные в свое время из правительства в результате внутриклановых разборок, они учли растущие в народе протестные настроения и решили возглавить оппозиционное движение с целью возвращения к власти уже в виде "борцов за демократию и социальную справедливость".

Значительная часть населения (особенно молодежи) голосовала за Ющенко, поскольку связывает с его победой возможность реализации своей "голубой мечты" - добиться вхождения Украины в Европейский союз и, соответственно, безвизового передвижения по Европе, получения легальной возможности там трудоустроиться, - в то время как победа Януковича, по их мнению, вернула бы Украину в лоно России, в менее развитую Евразию. Членство Украины в ЕС, надеются эти люди, превратит Украину в развитую, "по-европейски демократическую страну".

Подобное "вожделение к Европе и всему западному" (характерное, кстати, и для многих россиян) является закономерным результатом прозападной политики режима Кучмы, а также сознательной, слащавой до приторности идеализации Евросоюза и "европейских ценностей" и одновременно - явной или плохо замаскированной русофобии, негативного отношения к России (которая "столетиями угнетала Украину") в ведущих украинских СМИ, в учебниках истории, многочисленных книгах и публикациях, выпускаемых политологическими, социологическими и экономическими центрами и институтами, существующими на гранты из западных правительственных и неправительственных фондов. Все это способствует формированию крайне отталкивающего образа России у значительной части населения Украины.

В условиях искусственного нагнетания враждебности к России миллионы людей тем не менее выступают за союз с Россией. За Януковича голосовала большая часть жителей восточной и южной Украины - преимущественно русскоязычных регионов. С победой Януковича они связывали свои надежды на более тесные связи с Россией, провозглашение русского языка вторым государственным, введение института двойного гражданства, отказ от членства в НАТО. Как известно, именно это обещал в ряде своих предвыборных выступлений В.Янукович. В программе Януковича (в том виде, как она была опубликована накануне третьего тура голосования) упоминания о русском языке как втором государственном уже не было. Было лишь сказано о необходимости обеспечить условия для свободного развития русского и других национальных языков и культур различных этносов Украины (то есть, по сути, было повторено соответствующее положение конституции Украины). Ничего не было сказано и о возможном отказе Украины от членства в НАТО. В ряде своих заявлений Янукович подчеркивал, что конечной целью внешней политики Украины продолжает оставаться провозглашенный еще при Кучме курс на евроинтеграцию, а сотрудничество с Россией и другими странами СНГ должно помочь Украине достигнуть такого уровня развития, чтобы мечта о членстве в Евросоюзе стала реальностью.



Неоднородность Украины и ее воздействие на выборы

Выборы на Украине лишний раз продемонстрировали четкое размежевание по этнокультурному, языковому, религиозному и, можно сказать, по цивилизационному признаку между населением западных и восточных регионов. Такая неоднородность в свою очередь является следствием тех исторических процессов, в условиях которых проходило становление современной территории Украины. На территории Восточной и Южной Украины проживает большинство этнических русских, русскоязычных украинцев, а также лиц, родившихся в межнациональных браках. Родной язык для большинства населения восточных и южных регионов Украины - русский. Сами эти земли не являются в историческом смысле этническими территориями Украины и с давних пор заселялись представителями различных народов, которые в процессе их совместного освоения в большинстве своем перешли на русский язык и русскую культуру в качестве объединяющего начала. Все Приазовье и Причерноморье вплоть до устья Дуная (бывшие Новороссия и Бессарабия) в свое время принадлежали Турции и были включены в состав Российской империи лишь в результате русско-турецких войн, которые шли на протяжении почти двух столетий. Хорошо известна ситуация с волюнтаристской передачей Украине Крыма из состава России. Кроме того, значительная часть Луганской и Донецкой областей входили до начала двадцатых годов прошлого века в состав Области Войска Донского и после окончания гражданской войны была передана Украине большевиками, которые таким образом пытались расчленить и ликвидировать донское казачество. Слободская Украина возникла на пограничных территориях Московского государства, куда украинские казаки, спасаясь от польских панов, переходили с разрешения русского царя целыми полками и принимали присягу (совершенно добровольно) на верность Москве. Известный украинский историк Д.И. Дорошенко, занимавший в 1917-1918 годах пост председателя Генерального секретариата украинской Центральной рады, а затем пост министра иностранных дел в правительстве гетмана Скоропадского (и не питавший особых симпатий к России), отмечал в этой связи: "Разгром казачьего войска под Берестечком в 1651 году и разочарование народных украинских масс в успешности борьбы против Польши вызвали новое эмиграционное движение на восток, за московскую границу. Целые тысячи казаков с семьями и имуществом двинулись в пределы московских владений. Московское правительство очень радостно встречало новых переселенцев, отводило им обширные пустые земли, разрешало сохранять свое казачье устройство и внутреннюю автономию... За очень небольшой период были заселены новые города: Сумы, Лебедин, Харьков, Ахтырка и большое число слобод, от которых весь край получил название Слободской Украины или Слобожанщины" (Дорошенко Д.╤. Нарис ╕стор╕╖ Укра╖ни. Льв╕в: Св╕т, 1991. С. 445).

Историческая Слободская Украина занимала территорию нынешней Харьковской и части территорий современных Сумской, Донецкой и Луганской областей, входящих сейчас в независимую Украину. Кроме того, к Слободской Украине относились и некоторые части Белгородской, Курской и Воронежской областей, входящих в Российскую Федерацию. Создание Слободской Украины на землях, принадлежащих когда-то России, лишний раз подтверждает хорошо известную в истории закономерность. Если государство позволяет создавать на своей территории компактные поселения других этносов (особенно на пограничных землях), то оно должно ясно осознавать большую вероятность развития сепаратизма на таких территориях и их возможного отпадения от данного государства, даже если речь идет о близких народах, таких, как великороссы и малороссы. Что уж тогда говорить о нынешнем все более и более возрастающем присутствии китайцев на российском Дальнем Востоке, кавказских и среднеазиатских анклавах на территории Ростовской области, Краснодарского края, в Москве (которая все более становится нерусской), на других этнически русских землях. Не приведет ли это к дальнейшему расчленению России, к доминированию на исконно русских землях чужеродных мигрантов (особенно в условиях катастрофически быстрого вымирания русского народа)?

По сути, в результате Переяславской Рады 1654 года в состав Российского государства вошла лишь незначительная часть той территории, которая ныне принадлежит Украине. По Андрусовскому договору 1667 года между Польшей и Россией лишь некоторая часть Левобережья Днепра и Киев воссоединились с Россией. Большая часть Правобережной Украины вошла в состав России лишь в конце ХVIII века в результате второго и третьего разделов Польши. После окончания первой мировой войны эти земли оказались вновь захвачены Польшей и включены в состав Украинской ССР лишь в 1939 году. Что же касается Галиции, Буковины и Прикарпатской Руси (нынешней Закарпатской Украины) - то эти территории до 1939 года (для Закарпатья - до 1945 года) вообще никогда не входили ни в состав России, ни в состав Советского Союза. Способствовали вхождению этих территорий в состав СССР лишь заклейменные западными и местными "демократами" договоренности между СССР и гитлеровской Германией, а также победа Советского Союза в Великой Отечественной войне. Невольно возникает вопрос: а было ли возможным возникновение независимого украинского государства в его нынешних границах, если бы Украина не вступила при Богдане Хмельницком в союз с Москвой, если бы не существовало Украинской ССР?

Таким образом, разные исторические условия, в которых развивались различные части современной Украины, в значительной степени обусловили и различные политические симпатии населения данных регионов. Небольшим положительным итогом этих в общем-то геополитически проигранных для России выборов можно считать только то, что в ходе предвыборной кампании лишний раз был поднят вопрос об автономии для русскоязычных регионов Востока и Юга Украины или даже о ее федеративном устройстве, которое бы учитывало этнические и культурные различия Украины.

Вновь встал на повестку дня вопрос о государственном статусе русского языка, который невозможно приравнивать к статусу лишь одного из языков национальных меньшинств Украины, поскольку его считают родным миллионы граждан (в том числе огромное число этнических украинцев и представителей национальных меньшинств). В ряде областей Украины областные и городские советы уже неоднократно принимали решения об официальном статусе русского языка на своих территориях. Данные решения, однако, отвергались официальным Киевом как противоречащие конституции Украины. Тем не менее вопрос о русском языке никуда не исчезнет, если ему не будет найдено цивилизованное решение по образцу тех многочисленных стран, где существует двух-, трех- или даже четырехъязычие (как, например, в Бельгии, Финляндии, Швейцарии, Ирландии, Индии и т.д.). Реально существующее на Украине двуязычие невозможно устранить принятием закона, провозглашающего в качестве государственного языка лишь один украинский. Опыт показывает, что в тех странах, где пытались игнорировать исторически сложившиеся языковые реалии, дело кончалось политическим и межнациональным кризисом. Совершенно безумной кажется попытка некоторых националистических кругов представить русский язык в качестве "иностранного" на Украине. Достаточно сказать, что Тарас Шевченко написал на русском языке все свои прозаические и многие поэтические произведения (в том числе и свой личный дневник). Думается, вопрос об официальном украинско-русском двуязычии на Украине рано или поздно встанет во всей своей остроте.



Прогнозы на будущее

Без сомнения, в области внешней политики Украины новая власть продолжит все тот же курс Кучмы на евроатлантическую интеграцию (то есть на интеграцию Украины в НАТО и Европейский союз), но при этом более активно и со значительно большими шансами на быстрое вхождение в НАТО. Как известно, еще при Кучме, в 2002 году, Украина приняла политическое решение относительно обретения в перспективе полноправного членства в НАТО, а "Меморандум о взаимопонимании между правительством Украины и штабами ОВС НАТО в Европе и Атлантике", одобренный Верховной Радой Украины в марте 2004 года, предоставляет натовским войскам право быстрого доступа на территорию Украины, в том числе и к границам России. В "Стратегии экономического и социального развития Украины до 2015 года", одобренной в апреле 2004 года, прямо указывается на возможность вступления Украины в НАТО уже в 2008 году. Очевидно, что при президенте Ющенко США постараются ускорить процесс такого вступления.

Что касается членства в Евросоюзе, то здесь вряд ли можно рассчитывать на какой-либо быстрый успех именно в плане обретения полноправного членства, хотя какая-то форма более тесного, чем сейчас, сотрудничества Украины с ЕС будет найдена. Следует, однако, помнить, что Украина интересует западные государства прежде всего с точки зрения геополитической и военно-стратегической, а не экономической. Несмотря на нынешнее "партнерство" (вынужденное, ситуативное) с Россией, Запад продолжает рассматривать Украину как потенциального союзника в случае возникновения нового противостояния между Западом и Россией (а оно неизбежно, если Россия начнет наконец процесс "поднимания с колен").

Как известно, Украина практически с первых дней независимости ставила стратегической целью своей внешней политики вступление в Евросоюз на правах именно полноправного члена и в качестве промежуточного этапа к этой цели добивалась (и естественно, при новом президенте будет продолжать добиваться) заключения с Евросоюзом соглашения об ассоциации по образцу тех, которые существовали между ЕС - с одной стороны - и Польшей, Венгрией и прочими новыми членами ЕС - с другой. В то время как украинские политики постоянно повторяют своим коллегам по СНГ или по Единому экономическому пространству (ЕЭП), что задачей СНГ и ЕЭП должно быть исключительно экономическое сотрудничество, без каких-либо политических и военных аспектов, что экономика и политика не должны быть между собой связаны, в отношении Евросоюза они эту связь прекрасно понимают. Решение Украины добиваться полноправного членства в НАТО, несомненно, подпитывается надеждой, что такое членство может ускорить ее вступление в Евросоюз.

Однако, если реально смотреть на вещи, полноправное членство Украины в Евросоюзе - достаточно абстрактное понятие. Интегрировать в Евросоюз Украину с ее населением почти в 48 млн человек (и тем более Россию с ее 145 млн) - это не то же самое, что, например, интеграция в ЕС Эстонии с ее 1,2 млн. Кроме того, Украину и Евросоюз разделяет и экономическая пропасть. Так, например, валовый национальный продукт (ВНП) на душу населения на Украине в номинальном исчислении составляет лишь около тысячи долларов в год, в то время как аналогичный показатель в среднем по ЕС равен 20 тысячам долларов, а в особо развитых странах ЕС колеблется от 23 до 32 тысяч долларов.

Играет роль культурный и цивилизационный фактор. Хотя Украина идентифицирует себя как европейское государство, все же для западноевропейцев она (несмотря на все официальные заявления) остается на практике частью Евразии, вступление которой в ЕС может привести к нежелательным для Евросоюза последствиям. Следовательно, вопрос о присоединении таких стран, как Украина и Россия, к ЕС лежит не только в плоскости несоответствия их юридической и экономической системы западноевропейским стандартам, но и в цивилизационном различии.

Существует и проблема очередности приема. Помимо тех десяти стран, которых приняли в члены ЕС в мае 2004 года, членства в ЕС ожидают еще девять стран. В частности, Румынию, Болгарию и, возможно, Хорватию могут принять уже в 2007 году. Другие претенденты - пять балканских стран - имеют шансы войти в ЕС через 10-15 лет, поскольку членство в ЕС было обещано им как членам Пакта Стабильности для Юго-Восточной Европы. Турция, которая имеет соглашение об ассоциации с ЕС с 1963 года, состоит с ЕС в таможенном союзе с 1995 года и получила статус страны-кандидата в 1999 году, начнет в 2005 году переговоры с ЕС о приеме ее в эту организацию и надеется, что полноправное членство будет ей предоставлено в 2015 году. Таким образом, процесс "переваривания" новых членов займет в Евросоюзе значительный период времени и может привести совсем не к тем результатам, на которые надеются западноевропейские евроинтеграторы. На протяжении этого достаточно долгого "переваривания" у Европы просто может не хватить сил на "утилизацию" еще и Украины.



Перспективы ЕЭП

Курс Украины на полноправное членство в Евросоюзе по целому ряду параметров находится в противоречии с намерениями создать Единое экономическое пространство (ЕЭП) с участием Украины, России, Белоруссии и Казахстана. Как известно, при подписании договоренностей по ЕЭП украинская сторона сделала оговорку, что будет выполнять только те пункты соглашения, которые не противоречат конституции Украины. Многие прозападные украинские политики - сторонники Ющенко решительно выступали в Верховной Раде против ратификации соглашения по ЕЭП, подчеркивая, что создание такого рода интеграционных объединений не согласуется с украинской конституцией и действующим законодательством и может привести к нарушению суверенитета Украины. Тем не менее конституция не мешает этим же политикам настойчиво добиваться принятия Украины в Европейский союз, который вмещает в себя политический, таможенный, экономический и валютный союзы с наднациональными органами, обладающими широкими полномочиями, с общим или унифицированным для всех членов законодательством, общей внешнеэкономической политикой в отношении третьих стран, с единой валютой "евро" (лишь Великобритания, Швеция и Дания сохраняют свои национальные валюты). Многие решения в Евросоюзе принимаются уже не путем консенсуса, а квалифицированным большинством голосов, и страны - члены Евросоюза в силу членской дисциплины обязаны их выполнять. Конституция Европейского союза предусматривает еще более жесткую форму принятия решений путем простого большинства голосов.

Соглашение о создании Единого экономического пространства между Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном отражает компромисс, реализовать который непросто, даже если бы на Украине не было никаких президентских выборов. Это объясняется противоречивостью подписанных документов, "разноскоростным" характером предполагаемой интеграции, а также различным смыслом, который страны-участницы вкладывают в понятие "ЕЭП". Сейчас же, учитывая, что к власти на Украине пришли и прямые противники ЕЭП, вопрос о принятии и тем более реализации многочисленных соглашений, разработанных в плане создания ЕЭП, не исключено, вообще повиснет в воздухе.

С точки зрения России (и позицию России в основном разделяют Белоруссия и Казахстан) зона свободной торговли в рамках ЕЭП должна создаваться в виде таможенного союза, то есть по отношению к третьим странам со стороны ЕЭП должны применяться одинаковые таможенные пошлины и другие меры внешнеторгового регулирования. Кроме того, Россия рассматривает ЕЭП как пространство, в рамках которого должна осуществляться свободная торговля не только товарами, но и услугами, свободное передвижение капиталов и рабочей силы, согласованная налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика. Таким образом, позиция России сводится к необходимости создания в рамках ЕЭП на каком-то этапе в будущем экономического союза и, возможно, валютного союза (то есть введения единой валюты). При этом координация интеграционных процессов в ЕЭП должна быть построена на сочетании межгосударственных и наднациональных органов с постепенным возрастанием роли этих последних. Нетрудно видеть, что позиция России в отношении ЕЭП строится на необходимости использования интеграционной модели, примененной в Европейском Союзе.

Что касается позиции Украины, то она никогда не планировала создавать с Россией и другими членами ЕЭП ни таможенного, ни экономического, ни валютного, ни тем более военно-политического союза, поскольку это может помешать главной стратегической цели украинской внешней политики: добиться полноправного членства в Евросоюзе и НАТО. В высказываниях украинских политиков, а также в принятой в апреле 2004 года "Стратегии экономического и социального развития Украины до 2015 года" постоянно звучит тезис, что для Украины верхний предел интеграции в ЕЭП - это зона свободной торговли без каких-либо товарных изъятий и ограничений с одновременным сохранением возможности вступления в Евросоюз на правах полноправного члена.

Цели Украины в отношении ЕЭП достаточно просты и прагматичны: беспошлинно и без всяких ограничений продавать украинские товары на российском и евразийском рынках, получая при этом энергоресурсы из России без экспортных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость (НДС) по ценам, равным или близким к внутренним российским ценам. Уже сейчас Украина покупает российские энергоносители по ценам почти вдвое ниже мировых и при этом не всегда может вовремя расплатиться. Покупать же нефть или природный газ на мировом рынке по мировым ценам Украина не в состоянии.

По сути, зона свободной торговли с Россией и другими членами ЕЭП нужна Украине как некое временное подспорье для преодоления текущих экономических трудностей, как средство для улучшения экономической ситуации на Украине в процессе подготовки к ее предполагаемому членству в Евросоюзе. Ведь в случае принятия Украины в Евросоюз ей пришлось бы распрощаться с партнерами по ЕЭП. Поскольку члены Евросоюза проводят общую внешнеэкономическую политику, членство Украины в ЕС потребует ее выхода из ЕЭП. Вступление Украины в Евросоюз потребовало бы и введения визового режима с Россией и другими странами СНГ.

В неофициальных беседах некоторые лидеры Евросоюза не исключают возможность вступления Украины в ЕС в каком-то отдаленном будущем. Совершенно ясно, что сейчас, при смене власти на Украине, со стороны Евросоюза вновь пойдут периодические "сигналы" типа "надейся и жди", которые будут подогревать евроинтеграционные иллюзии в украинских политических кругах и, в конечном счете, сознательно направлены на подрыв какой-либо возможности интеграции Украины с Россией.

Таким образом, в соответствии с позицией украинской стороны, ЕЭП - это прежде всего зона свободной торговли без всяких товарных изъятий и ограничений с Россией и другими странами - членами ЕЭП с одновременным сохранением курса Украины на полноправное членство в Евросоюзе. Однако, если исходить из мирового опыта функционирования зон свободной торговли, можно с уверенностью сказать, что реализация такой формулы на практике вряд ли возможна. Прежде всего потому, что "зон свободной торговли без товарных изъятий и ограничений" реально не существует. Все зоны свободной торговли, существующие в мире, имеют перечни товарных изъятий из режима свободной торговли (например, из режима свободной торговли весьма часто изымаются энергоресурсы, некоторые другие виды стратегического сырья, многие сельскохозяйственные товары, металлы, изделия из текстиля, ядерные материалы), и это объясняется прежде всего отсутствием у стран - членов зон свободной торговли общих таможенных тарифов и единой внешнеторговой политики относительно третьих государств. Если страны - члены зоны свободной торговли применяют различные тарифы в торговле с третьими государствами, не являющимися членами такой зоны, то эти последние могут выйти на внутренний рынок объединения через территорию того члена зоны, ставки таможенных пошлин которого по отношению к третьим странам минимальные. Таким образом, некоторые третьи страны могут воспользоваться всеми теми преимуществами свободного торгового режима, которые данная зона предоставляет своим членам. В этом случае зона свободной торговли фактически превратится в "зону свободной контрабанды".

В настоящее время одновременно с попытками создать зону свободной торговли в рамках ЕЭП Украина пытается заключить соглашение о зоне свободной торговли и ассоциации с Евросоюзом. Однако полноценное, без товарных изъятий и ограничений, одновременное пребывание Украины в двух зонах свободной торговли - в рамках ЕЭП и с Евросоюзом - просто невозможно. Нельзя одновременно ехать в двух разных поездах.

Следует подчеркнуть, что для стран - членов ЕЭП важным является не только режим свободной торговли товарами, но и свободная торговля услугами, развитие производственной кооперации и специализации, научно-техническое сотрудничество, создание совместных предприятий, финансово-промышленных групп, свободное движение капиталов и рабочей силы, безвизовое передвижение граждан и т.п. Осуществление этих видов сотрудничества в рамках только зоны свободной торговли и даже таможенного союза невозможно. Как показывает опыт Евросоюза, для этого нужна более высокая форма интеграции, одновременно сочетающая в себе политический, экономический, таможенный, валютный и военный союзы.

Совершенно ясно, что невозможно одновременно находиться в двух разных таможенных или экономических союзах, двух разных "единых экономических пространствах". Отсюда и вывод: Украина, если она желает вступить в Евросоюз в качестве полноправного члена, не может в то же самое время состоять в ЕЭП с Россией, Белоруссией и Казахстаном, если под ЕЭП понимать нечто подобное Единому европейскому рынку, существующему между странами - членами Евросоюза.

Единое экономическое пространство предполагает единые ставки таможенных пошлин в отношении третьих стран, а в ходе переговоров о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО) Украина уже согласовала с рядом стран - членов этой организации свои внешнеторговые тарифы. Таким образом, "Единое экономическое пространство России, Украины, Белоруссии и Казахстана" имеет все шансы превратиться для Украины в лучшем случае в зону свободной торговли с рядом существенных товарных изъятий из режима свободной торговли.



К вопросу о газопроводах

По оценкам российских экономистов, сумма ежегодных "энергетических" долгов Украины перед Россией в период 1994-2000 годов не опускалась ниже 2-2,5 млрд долларов, а в отдельные годы (1997-1998) превышала 3-3,5 млрд долларов (Российский экономический журнал. 2002. N 2. С. 73). Соглашение о реструктуризации украинского газового долга России (2001 г.), которое отсрочивает его выплату на 12 лет с трехлетним льготным периодом, российские экономисты расценили как очередной факт финансового донорства России, как очередную уступку. Такая уступчивость России объясняется просто: ей "просто некуда деться". Львиную долю своих валютных экспортных доходов Россия получает от экспорта газа на Запад, 90% этого экспорта идет через Украину. Отказаться от этого экспорта Россия никак не может и, следовательно, вынуждена уступать требованиям Украины.

По данным российских экономистов, на территории Украины на протяжении многих лет происходили массовые хищения российского газа, идущего по украинской газотранспортной системе в Европу. В среднем на Украине из трубопроводов ежегодно бесследно исчезало примерно 10 млрд м3 газа, что было эквивалентно 800 млн долларов. Представители Газпрома обвиняли также Украину в реэкспорте украденного у России газа. По данным Газпрома и некоторых центральноевропейских СМИ, украинская сторона продавала украденный газ в Польшу, Венгрию, Румынию и некоторые другие центральноевропейские страны. Все это привело к тому, что в июле 2000 года Россия заявила о своем намерении провести альтернативный газопровод через Белоруссию, Польшу и Словакию. Лишь после этого "несанкционированные заборы газа" со стороны Украины прекратились, а в 2002 году было достигнуто соглашение о создании газотранспортного консорциума, в соответствии с проектом которого предусматривается участие России на паритетных началах в управлении газотранспортной системой Украины, участие в ее реконструкции, а также в строительстве за счет Газпрома дополнительного газопровода на территории Украины с целью увеличить поставки российского газа в Европу. В этом случае возрастут доходы Украины в виде платы за транзит дополнительных объемов российского газа. Соответственно, еще больше возрастет зависимость России от украинского транзитного коридора. А ведь по газотранспортной системе Украины в настоящее время и без того идет 90% всего газового экспорта России в страны Европы, что делает Украину фактически монополистом в этой области. В практике международных отношений ни одно государство не желает быть абсолютно зависимым от какой-либо одной страны в области энергетических, сырьевых или продовольственных поставок и стремится увеличить число возможных партнеров по торговле. России следует искать альтернативные пути на Запад для своего газа, в частности, создавать дополнительные газовые артерии на территории нашего союзника - Белоруссии. В перспективе же следует на основе средств, полученных от сырьевого экспорта, развивать собственные промышленность и сельское хозяйство и переходить к экспорту преимущественно готовой продукции, одновременно сокращая объем сырьевых невозобновляемых ресурсов, вывозимых за рубеж.



СНГ и вопросы миграции

При заключении каких-либо соглашений со странами СНГ следует постоянно помнить о проживающих там русских людях и о той дискриминации, которой они подвергаются (по языку, по религиозной или этнической принадлежности и т.п.). Давно назрела необходимость принять такой закон о российском гражданстве, который бы предоставлял это гражданство всем того желающим представителям русского, украинского, белорусского и других коренных народов России. Иными словами, российское гражданство должно автоматически предоставляться просителям именно в силу самого факта их этнической принадлежности к коренным народам России. Это стимулировало бы миграцию в Россию русского населения, все еще остающегося в странах СНГ и Прибалтики, и позволило бы смягчить демографические проблемы русского народа в самой России. Естественно, должны быть разработаны эффективные меры для организации выезда и обустройства в России такого рода мигрантов и принято законодательство, направленное на моральное и материальное поощрение роста рождаемости, в первую очередь среди русско-славянского населения, как наиболее быстро вымирающего. Природные богатства России могут дать те средства, которые необходимы для решения данной задачи. Для этого нужно только, чтобы нефтедоллары и доходы от экспорта прочих природных ресурсов шли не на строительство особняков для нуворишей, не на покупку ими роскошных яхт, автомобилей и зарубежной недвижимости и т.п., не переправлялись в зарубежные банки, а вкладывались в развитие новых производств и реконструкцию уже имеющихся предприятий в нашей стране.

Можно с уверенностью сказать, что у русских людей в странах Прибалтики, Закавказья, Средней Азии и в Молдове нет каких-либо оптимистических перспектив для развития своей национальной культуры и, следовательно, высока вероятность утратить свою русскую идентичность. В конечном счете перед ними открывается лишь перспектива постепенной ассимиляции. Именно поэтому было бы непростительной ошибкой оставлять бесценный генетический фонд русского народа на поглощение титульными нациями данных стран. Необходимо, наконец, осознать бесперспективность, высокую затратность, да и ненужность для России какой-либо глубокой экономической интеграции с республиками Средней Азии и Закавказья, особенно учитывая факт их уже, по-видимому, необратимой политической, экономической и военной переориентации на сотрудничество с США, Евросоюзом, а также Японией, Турцией, исламским миром. Думается, для России пришло время прекратить быть донором для окружающих ее государств и сосредоточиться прежде всего на проблемах повышения уровня и качества жизни собственного народа.

В настоящее время на территории России легально и нелегально находятся миллионы граждан Азербайджана, Грузии, Таджикистана, ряда других стран СНГ, занятых в основном в непроизводственной сфере: в торговле, криминальном бизнесе и т.п., вывозящих из России миллиарды долларов чистого дохода, не обкладываемого никакими налогами, что наносит колоссальный ущерб бюджету России. Только граждане Грузии, находящиеся на территории России, за год вывозят из нее, согласно оценкам, более 1,2 млрд долларов. Эта сумма превышает бюджет Грузии и вдвое больше ее собственных бюджетных доходов (Российский экономический журнал. 2001. N 1. С. 69). В 1996-1998 годах ежегодно из России в Азербайджан направлялось до 2,5 млрд долларов, что в 2,5 раза превосходило иностранные капиталовложения в экономику республики. После августовского кризиса ситуация изменилась ненамного: отток капитала в Азербайджан составил 1,5 млрд долларов (МЭ и МО. 2002. N 1. С. 102). Следует также учитывать российские поставки энерго- и прочих ресурсов в Грузию "по смешным ценам", а то и просто бесплатно, хроническую, без надежды на возвращение, задолженность, накопленную грузинской стороной. И при этом и Грузия, и Азербайджан, и ряд других стран СНГ - страны проамериканской, прозападной ориентации - нередко проводят политику, противоречащую интересам России.

Давно пора ввести строгий визовый режим со странами Закавказья и Средней Азии (а с Грузией, с которой визовый режим уже введен, максимально его ужесточить), наподобие того, который практикуют (и правильно делают) США, Япония и многие другие развитые страны: то есть визы предоставляются только по приглашению со стороны граждан данных стран, за большую плату, с финансовой гарантией приглашающего, с предоставлением персональной анкеты, на строго ограниченный срок, без права заниматься трудовой деятельностью, с уголовной ответственностью за просроченное пребывание на территории соответствующего государства и т.п. В частности, введение строгого уголовного наказания за незаконное проникновение и пребывание на территории России, запрет на занятие трудовой и предпринимательской деятельностью, быстрая и своевременная депортация за счет собственных средств мигрантов могли бы явиться особо эффективными средствами борьбы с незаконной миграцией. В соглашения об экономическом сотрудничестве со странами Закавказья и Средней Азии ни в коем случае не следует включать пункты о "свободном движении рабочей силы и граждан". В противном случае все возрастающие потоки миграции кавказцев и среднеазиатов на российскую территорию приведут к превращению русских в национальное меньшинство в своей собственной стране.

Безвизовый режим, "прозрачность" границ со странами Закавказья и Средней Азии не позволяют положить конец контрабанде и ввозу наркотиков, а также оттоку из России огромных материальных ценностей. Кроме того, подобная "прозрачность" российских границ является одним из важнейших факторов проникновения на территорию России нелегальных мигрантов из азиатских и африканских государств дальнего зарубежья. Прибыв в страны СНГ, которые имеют упрощенный пограничный режим с сопредельными государствами дальнего зарубежья, афро-азиатские мигранты затем через "прозрачные границы" нелегально проникают в Россию, а оттуда на Украину. Их попытки прорваться из Украины дальше на Запад остаются безуспешными, поскольку украинские пограничники надежно закрывают Польшу, Венгрию, Словакию и Румынию и, следовательно, остальную Европу от нашествия афро-азиатов. Задержанные на западных границах Украины нелегалы остаются либо на Украине, либо направляются в Россию, поскольку возвращаться назад, на свою этническую родину, у них нет ни малейшего желания. В то же время ни у России, ни у Украины нет средств на их массовую депортацию. В результате численность нелегальных мигрантов из Китая, стран Азии и Африки на российской и украинской территориях, по-видимому, уже исчисляется миллионами. В сущности, имеет место широкомасштабная демографическая агрессия против России и соседней Украины со стороны стран Закавказья, Средней Азии, Китая, государств "третьего мира", порождаемая высокой рождаемостью, перенаселением, нищетой и постоянными кризисными ситуациями в этих странах.

Смешно полагать, что всех этих мигрантов можно будет интегрировать в русскую культуру. Опыт многих государств показывает, что представители различных этносов, рас, цивилизаций, религий предпочитают жить своими достаточно замкнутыми общинами. В рамках одного государства наличие таких общин очень часто приводит к межрасовым, межэтническим или межрелигиозным столкновениям, к соперничеству за политические и экономические рычаги власти и влияния. Ползучая миграция китайцев на территорию России, которую сейчас некоторые политики и экономисты приветствуют как источник рабочей силы, неизбежно приведет к аналогичным результатам, а в конечном счете - к поглощению Китаем Сибири и Дальнего Востока. Что же касается европейской части России, то в случае сохранения нынешних миграционных тенденций в уже не столь отдаленном будущем на исконно русских землях может возникнуть принципиально новое государство или группа государств, где большинство населения будут составлять представители мусульманских народов, в том числе из среднеазиатских и кавказских республик, стран Африки и Азии.



Возможные последствия евроинтеграции

Свое желание вступить в Евросоюз Украина связывает с тем имиджем Европейского Союза, который существует сейчас: то есть как достаточно эффективной организации, которая была в состоянии повысить уровень экономического развития всех стран-членов. Тем не менее многие "евроскептики" предрекают, что в результате расширения в ЕС возникнут две зоны: основное ядро, состоящее из "старых", развитых членов, и "периферия", подчиненная ядру, в которую войдут новые, относительно слабо развитые члены. Инкорпорация в Евросоюз относительно менее развитых стран (прежде всего из чисто политических и стратегических соображений) может привести к экономическому упадку, организационному коллапсу и анархии в рамках этой организации, в особенности в связи с возможным вступлением (а статус страны-кандидата дает на это право) в ЕС Турции с ее безработицей и огромными, не полностью занятыми трудовыми ресурсами, массовая миграция которых в европейские страны в этом случае неминуема, даже если на первых порах европейцы и попытаются ее лимитировать.

Промедление ЕС в вопросе о начале переговоров о полном членстве Турции можно объяснить определенным страхом, который ощущают европейские страны относительно возможности ЕС интегрировать Турцию с ее исламской культурой и большим демографическим потенциалом. Численность турецкого населения достигает более 70 млн, и оно быстро возрастает вследствие очень высокой рождаемости, которая приводит к перенаселению, в то время как коренное население Западной Европы, имея очень низкую рождаемость, фактически неуклонно уменьшается. То же самое можно сказать и о России и Украине. Кстати, в случае одновременного вхождения Украины и Турции в ЕС "демографическая агрессия" Турции, вполне возможно, будет распространена и на территории, входившие некогда в Османскую империю и отвоеванные русской армией в ходе русско-турецких войн и переданные большевистской властью Украине: то есть на Причерноморье, Крым, Приазовье, и Украина не сможет этому помешать, ведь и Турция, и Украина будут в едином союзе ЕС, где действует принцип свободы передвижения рабочей силы. Прием Турции в Евросоюз полностью подорвал бы все цивилизационные основы европейской интеграции.

Впрочем, даже если Турцию так и не примут в Евросоюз, исламизация Европы и без того идет полным ходом как следствие трудовой легальной и нелегальной миграции азиатов и африканцев на европейский континент (в том числе и на территорию России и Украины). Уже сейчас почти 3 миллиона турок проживает на постоянной основе в Германии, а среди 8 миллионов иностранцев, живущих на немецкой земле, большинство составляют азиаты и африканцы. Аналогичное положение и в большинстве других стран - членов Европейского Союза. Во Франции, например, более 50% всех новорожденных - это дети иммигрантов, большинство из которых - арабы и негры, в Швеции 40% новорожденных - дети иностранцев, и т.д.

Если коренное население европейских стран (в том числе Украины и России) не увеличит рождаемость и одновременно эти страны не ужесточат антииммиграционные меры, то произойдет постепенное замещение европейских народов на их собственных этнических территориях азиатами и африканцами. Те из украинских "западников" - сторонников "европейского выбора", стремящихся войти в Европейский Союз, в том числе и для того, чтобы подтвердить свою "европейскую идентичность" и преодолеть присущий им комплекс национальной неполноценности, лет этак через 15-20, когда предположительно "созреют экономические условия" для вхождения Украины в ЕС, к своему удивлению, смогут обнаружить, что выбор оказался не совсем европейский, а скорее евро-африканский или евро-турецкий, а "европейская цивилизация" имеет исламский оттенок. Очевидно, для того, чтобы ослабить эту угрозу, Великобритания, Германия и Италия выдвинули в 2004 году предложение провести переговоры с Украиной о создании на ее территории специальных лагерей для нелегалов - беженцев из развивающихся стран. По сути, если новое руководство Украины примет подобное предложение, Украина превратится в своеобразный отстойник для нелегалов, находящихся сейчас на территории Евросоюза или стремящихся туда проникнуть. Фактически Украина и сейчас уже является таким отстойником, но если будет принято предложение европейцев, число нелегалов-мигрантов на территории Украины возрастет на порядок выше, они получат здесь постоянную прописку, будут легализованы, перейдут на продовольственное обеспечение со стороны Евросоюза и уж точно никогда и никуда с Украины не уедут.

Троянским конем может обернуться для Украины и стремление получить ассоциированное членство в Евросоюзе или же создать с ним зону свободной торговли. Если бы Украине даже удалось заключить договор с ЕС об ассоциации в ближайшие годы, то результаты были бы скорее негативными, чем положительными. Типовое соглашение об ассоциации с Евросоюзом содержит положения о создании зоны свободной торговли. Но выдержит ли сейчас технически отсталый, за небольшим исключением неконкурентоспособный на мировом рынке украинский производственный комплекс конкуренцию с импортом из стран Евросоюза (к тому же прямо и косвенно субсидируемым со стороны западноевропейских государств), который неограниченно хлынет на внутренний украинский рынок в случае создания подобной зоны?

Как известно, в настоящее время Россия также ведет регулярные консультации с Евросоюзом о создании общего экономического пространства, основой которого должна стать зона свободной торговли. Чтобы зона свободной торговли с Евросоюзом действительно оказала благотворный эффект на российскую и украинскую экономику, необходимо прежде всего, чтобы промышленность и сельское хозяйство и России, и Украины достигли соответствующего уровня конкурентоспособности. В противном случае такая зона свободной торговли приведет лишь к окончательной и бесповоротной оккупации внутренних рынков России и Украины товарами и услугами из стран Евросоюза, к разорению значительной части национальных товаропроизводителей и производителей услуг.

Украина интересует западных инвесторов прежде всего как рынок сбыта их товаров массового потребления. Они предпочитают делать инвестиции в такие отрасли, как пищевая и табачная промышленность, внутренняя торговля, сектор услуг- иными словами, в те отрасли, в которых существуют более или менее стабильный потребительский спрос, быстрая оборачиваемость капиталов и минимальный риск. Примерно то же можно сказать и о западных инвестициях в российскую экономику, хотя здесь, в отличие от бедной сырьем Украины, основная масса иностранных инвестиций идет в нефтегазовый сектор.

В качестве предварительного условия для начала переговоров о членстве в Евросоюзе западноевропейские страны - члены ЕС требуют выполнения так называемых Копенгагенских критериев. В экономическом плане это означает фактически тотальную либерализацию экономики, повальную приватизацию всех предприятий, в том числе и стратегических, полное открытие страны для импорта иностранных товаров и услуг. Совершенно ясно, что выполнение подобных требований не позволит решить задачи построения экономики, основанной на научно-техническом прогрессе, и приведет лишь - и в России, и на Украине - к окончательному закреплению нынешней компрадорской экономической модели.

Сокращение сырьевой направленности и переход к высокотехнологичному производству в России и на Украине может быть осуществлен лишь при условии интеграции России, Украины и Белоруссии.

Такая интеграция не должна ограничиваться только созданием зоны свободной торговли. Не менее важной целью являются развитие производственной и научно-технической кооперации и специализации, обмен научными и производственными кадрами, проведение согласованной внешней политики в отношении третьих стран. Во внутренней политике славянских государств СНГ на данном этапе (в условиях все более заметного научно-технического и экономического отставания их от Запада) должны превалировать мобилизационные методы государственного планирования и регулирования. Это предусматривает возвращение в государственную собственность стратегических предприятий (в частности, предприятий по добыче нефти и другого стратегического сырья), использование системы валютного контроля, когда все доходы от экспорта возвращаются в страну и подлежат почти стопроцентному обмену на национальную валюту и реинвестированию в национальное производство, продолжительный период сохранения неконвертированности национальных валют, осуществление строгого государственного контроля за использованием и оборотом в стране иностранной валюты, уровнем банковских процентных ставок, процессом ценообразования и инвестирования (в частности, содействие перераспределению доходов от экспорта товаров с низким уровнем обработки в развитие областей высоких технологий), использование системы многостороннего клиринга в торговле с теми странами, где это возможно (в частности, в рамках СНГ или ЕЭП), что даст возможность экономить валюту и т.п.

Подобно развитым странам Запада необходимо проводить политику прямого и косвенного государственного субсидирования наиболее передовых областей промышленности и сельского хозяйства, научно-исследовательских работ, одновременно ограничивая импорт, в особенности тех товаров, которые можно производить у себя в стране. Это не отвечает требованиям Всемирной торговой организации, которая отстаивает главным образом интересы западных товаропроизводителей, но отвечает интересам населения России, Украины и Белоруссии. Все это позволит накапливать в стране валютные резервы и проводить модернизацию производства, увеличивать экономический и технологический потенциал восточнославянских стран главным образом за счет собственных ресурсов.

01.04.2005
www.moskvam.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован