Эксклюзив
14 ноября 2014
5827

Евгений Газеев: `Деньги - помет дьявола... (Г.Г. Маркес)

И это определение, в принципе, уважаемый Василий Алексеевич Лекомцев, в своей публикации на VIPERSON, от 14.11. т.г.: "О плане Карла Маркса ликвидации мировой финансовой системы", особо ничем и не отрицает.

Однако, если с какой-то "натяжкой" мы и смогли бы условно говоря как-то и согласиться с данным автором в некой "концепции" предложенного им заглавия, то в деталях, увы: "Владельцы капитала будут стимулировать рабочий класс покупать все больше и больше дорогих товаров, зданий и техники. Толкая их тем самым для того, чтобы они брали все более дорогие кредиты, до тех пор, пока кредиты не станут невыплачиваемыми. Невыплачиваемые кредиты ведут к банкротству банков, которые будут национализированы государством, что в итоге и приведет к возникновению коммунизма", категорически нет, не согласны, так как, это не есть доминанта и основной (единственный) стержень экономической (финансовой) теории основоположников, на который нанизывается абсолютно все остальное.
Это, скорее, всего лишь "представление" для нас некого "подобия" "легкого", но, тем не менее, гениального, как и вполне естественно всего остального, штриха кисти великого Эдуарда Мане в картине "Расстрел императора Максимилиана в Кверетаро"...
В определениях подобного рода, наверное, было бы правильнее исходить из того, что основная (стержневая) суть научного марксизма это осуществление общественного прогресса.
Да, Карл Маркс действительно считал, что движущей силой общечеловеческого (мирового) прогресса является экономика, которая напрямую и тесно связана с финансами, но финансы, по его теории, как говорится, это в "сухом (вторичном) ее остатке", как отражение эквивалента стоимости затраченного рабочим труда и произведенного им продукта.
Роль денег при капитализме, по Марксу, сосредотачивается, в основном, в обеспечении прибыли хозяина (собственника) за счет эксплуатации труда рабочих и обеспечение мощных спекулятивных факторов на рынке, как это не парадоксально звучит, но, тем не менее, вовсе не товарной продукции, а на рынке самих денег, совершенно не обеспеченных произведенным товаром и затраченным на его производство конкретным трудом, что неизбежно ведет к финансово-экономическому кризису и сопутствующим ему социальным, политическим и иного свойства революциям.
К тому же эта система в основном связывает не экономику с деньгами, а деньги с властью, при которой и те и другие приобретают не реальный, а чисто виртуальный характер.
При социализме, Маркс вовсе не отрицает роль денег, но придает им совершенно иные функции и значение: они гармонично вписываются в реальный эквивалент затраченного труда и как производное от этого зарплату рабочего (каждому по труду) и она совершенно объективно отражают стоимость произведенного продукта.
Т.е. формат взаимоотношений экономики, денег и производителя (да, по большому счету, и потребителя) приобретает свои абсолютно оптимальные параметры их сбалансированности, и в этом сложном процессе само - собою "отпадает" все лишнее, отягощающее прогрессивные тенденции общественного развития и паразитирующее на них.
А политико-экономические кризисы, при, подобного рода, построениях, можно рассматривать только в виде как исключения из общих правил или допущение серьезного "перекоса", "отступления" от, понимаешь, "генеральной линии"..., хотя запас ее "прочности" настолько велик, что для того, что бы его "нарушить" нужно быть или полным идиотом, или абсолютным злым гением...
Касаемо, вырванного Василием Алексеевичем, из контекста "Капитала" Карла Маркса: "...что в итоге и приведет к возникновению коммунизма", то это не есть уже готовый коммунизм, а это больше как его "призрак" т.к. далее Маркс уже рассуждает следующим образом: "При такой системе производства, где все связи процесса воспроизводства покоятся на кредите, в том случае, когда кредит внезапно прекращается и силу имеет только платёж наличными, должен, очевидно, наступить кризис, должна наступить необычайная погоня за средствами платежа. Поэтому на первый взгляд весь кризис представляется только кредитным кризисом и денежным кризисом. И в самом деле, вопрос заключается только в том, как превратить векселя в деньги. Но эти векселя представляют в большинстве случаев действительные купли и продажи, расширение которых далеко за пределы общественной потребности лежит, в конце концов, в основе всего кризиса. Однако наряду с этим громадная масса этих векселей представляет просто дутые операции, которые теперь обнаруживают свой истинный характер и лопаются; далее, она представляет спекуляции, предпринятые с чужим капиталом и потерпевшие крушение; наконец, товарные капиталы, которые обесценены или даже вовсе не могут быть проданы; или обратный приток капиталов, который никогда уже не может осуществиться. Всю эту искусственную систему насильственного расширения процесса воспроизводства нельзя, конечно, оздоровить тем, что какой-либо банк, например Английский банк, при помощи своих бумаг снабдит всех спекулянтов недостающим им капиталом и купит все обесцененные товары по их прежней номинальной стоимости. Впрочем, здесь всё представляется в извращённом виде, так как в этом "бумажном" мире нигде не выступают реальная цена и её реальные моменты, а фигурируют лишь слитки, металлические деньги, банкноты, векселя, ценные бумаги. Это извращение особенно сказывается в центрах, где скучены денежные предприятия страны, каков, например, Лондон; весь процесс становится непонятным...>> (К. Маркс, Капитал, т.3, 1867 год).

Е. Газеев
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован